«Я вынужден был идти дорогой, на которую я вступил, сам того не зная, и с которой сойду, сам того не желая...» (Ф и г а р о)


        Главная
 Новости
    Обновления
    События, анонсы
 Творчество
    Кино
    Театр
    Эстрада
    Музыка
    ТВ
    Радио
    Анимация
    Документальное кино
 Биография
    Детские годы
    Взросление
    Работа
    Зрелость
    Вечность
 Фотогалерея
    Семья
    Детство, школа
    Портреты
    На эстраде
    Друзья и коллеги
    Телевидение
    Музей
    Вне сцены
    На съёмках и репетицях
    Фотопробы, шаржи, автографы
    Открытки, афиши, билеты
    С обложек
    Разные фотографии
    Кадры из фильмов
    Семейные
    Эстрада
    ТВ
    Спектакли
 Книги и статьи
    Книги
    Пресса
 Общение
    Гостевая книга
    Форумы
    Клуб мистера Фёста
 Наши проекты
    Памятные места
    «Мироновский» календарь
    Слово Андрею Миронову
    Персоны
 О сайте
    Цель проекта
    Авторы
    Права
 Музей-квартира Мироновых
    Адрес

 

  Сайт открыт: 7 марта 2006 г.
  Просмотров: 19253133
 Новости Творчество Биография Фотогалерея Книги и статьиКниги об Андрее Миронове Общение

Книги и статьи => Пресса
Пресса об Андрее Миронове

    Рецензия. «Маленькие комедии большого дома», 1999



Получая незаслуженные упреки в том, что «Театр сатиры не способствует развитию комедийного жанра», хотя развитию его не способствовала сама театральная политика, главный режиссер берет в репертуар «Маленькие комедии большого дома» Григория Горина и Аркадия Арканова. Эти «Маленькие комедии» дают воз­можность снова повторить, что смех в этом театре — одно из до­казательств высокого развития его сценической культуры. Это чи­сто комедийное явление в репертуаре тех лет на фоне дисципли­нированной общественной жизни России. Можно даже назвать его опытным полем современной смеховой культуры, если бы не все та же чрезмерная осторожность, заставляющая обходить не­прикосновенные вопросы советской реальности, осторожность, проявляющаяся еще на письменном столе, ставшая второй нату­рой писателя. И все-таки пьеса Горина и Арканова и спектакль (руководитель постановки В. Плучек, режиссеры А. Миронов и А. Ширвиндт) находят возможность «смехом бичевать нравы», как требовалось еще в XVII веке, при этом стремясь сохранить душев­ное равновесие человека в зале, которое так часто нарушается чрезмерностью стремлений научить его уму-разуму. Чувство ду­шевной освобожденности рождалось в зрительном зале и сопро­вождало весь спектакль, насыщенный смехом. Театр демонстри­ровал высокий класс комического искусства, равного которому потом Театр сатиры достигал нечасто (хотя тут же вспоминается комедия Нила Саймона «Босиком по парку», сыгранная Аросевой, Васильевым и Яковлевой немного позже). При этом нельзя сказать, что «Маленькие комедии...» строились на одних веселых трюках. Нет, режиссура не стыдилась тонкой системы нраво­учений в критике кое-каких недостатков, хотя только «отдель­ных». А эстетически была достигнута соразмерность смешного и серьезного, и «Маленькие комедии большого дома» были приня­ты аудиторией без возражений и сомнений.

Я выделила бы из цикла новелл, образующих его, две: «Граби­тель» и «Пой, ласточка, пой». Написанные по принципу новелл О. Генри, где финал подготовлен как прямая неожиданность экс­позиции, эти комедии Горина и Арканова содержат в себе и не­кий заряд примерной поучительности. Так, если Алик в «Граби­теле» (с неповторимым сплавом обаяния и комизма играл его А.Миронов) в начале пьесы являет фигуру недотепы и слабо­вольного подбашмачника своей жены (что очень удачно игра­лось и им и Н. Защипиной), чуть не тронувшейся умом на почве стремления стать аристократкой, то в конце событий Алик, как дерзновенный бунтарь, освободясь от страха перед ней и от природной застенчивости, вступает в борьбу. Жена Алика под­вержена модной в те послевоенные годы мании приобретатель­ства (был такой термин: «вещизм». Термин этот отразил с совер­шенной точностью состояние нашего общества послевоенного периода). Сейчас, в 90-е годы, эта страсть к вещам дошла до сво­его пика, а уровень приобретательства и обогащения части об­щества рванул гораздо выше (одновременно с обнищанием дру­гой части). Тогда еще не было так заметно расслоение, но нача­ло его было уже заложено. И авторы уловили его признаки. Так же, впрочем, как и связанную с этим расслоением преступность. Одни (в этой комедии) не знают, куда деть деньги, а другие во­руют или грабят, не надеясь на иной вид удачи. Превосходный образ такого грабителя поневоле создавал С.Мишулин. И те, и другие тратят жизнь бессмысленно и вненравственно. Их образ жизни вскоре начнет влиять на новое поколение. (Все это напи­сано в 70-е годы, и теперь, читая, остается только улыбнуться.)
Алик — Миронов открывает грабителю все как есть. А имен­но — как «задушила» их жизнь маниакальная страсть жены. Не могу не назвать комическим шедевром сцену признания Алика Грабителю.
С блеском играется момент, когда Алик, поручив Грабителю роль самого себя, разыгрывает сцену из своего бытия — прием этих са­мых именитых гостей, пришедших к ним на званый ужин. Уже достигший виртуозности в отделке комедийных красок и нюан­сов, А. Миронов не теряет при этом своей заветной, затаенной темы — лирического героя, затерянного в большом мире. Изоб­ражаемый им Алик — это предел комедийного серьёза, комедий­но переложенной вполне настоящей истории человека, которо­му враждебен окружающий мир, не вообще мир, а среда, среда приобретателей, нуворишей, прожигавших свою жизнь. Но ни одна интонация его серьезного переживания не теряет прелести комизма.
Отчаяние, до которого его довела светская жизнь жены, жаж­дущей подняться до «высших кругов», становится верхом смеш­ного в тот момент, когда Миронов хочет выйти из квартиры. Он лезет как альпинист, цепляясь за наставленные в два этажа вещи, лезет все выше и выше, по экземплярам «редкой» мебели как по скалам. Иначе ему не выйти в коридор, чтобы выполнить оче­редное поручение жены, которую все время переполняют какие-то все новые и новые идеи и приказы. Он должен одновременно, к примеру, и идти куда-то, и стоять на месте, бежать в кухню — и провожать гостей, потому что приказы летят из ее уст, опережая один другой. Зал изнемогает от смеха.
В молодом Миронове, даже веря в него без колебаний, было трудно предположить тот уровень комедийности, которого он достиг уже тогда, ко времени этого спектакля. Тот самый смех, о котором мы говорили выше как об утрате, смех, буквально дово­дящий до спазм в горле, исторгается у зала актером с непревзой­денной легкостью.
Но вместе с этим возникает и лиричность, без которой не­мыслим этот актер.

Запасами комического, расходуемыми с большим артистиз­мом, полон и эпизод «Пой, ласточка, пой». История скромного, не очень образованного управдома, который пошел на хитрости, непривычные для сферы отношений Управдома (его играл А. Па­панов) и жильцов, собравшихся с целью образовать хоровой кружок, тоже воплощена под несмолкаемый смех зрительного зала. Смешны приемы, к которым прибегает Папанов, смешна его, казалось бы, чисто специфическая навязчивость, с которой он выполняет некую (как думается вначале) общественную на­грузку, собирая хоркружок. Все идет по типу безошибочно воздействующего смеха комедии положений. И надо сказать, мы давно не смеялись с такой полнотой и самоотдачей, как смеем­ся на «Маленьких комедиях большого дома». Но вдруг в этот беспечный и нехитро радостный мир смеха, в который мы погру­жены, казалось, полностью, врезается странная тема. Управдом, оказывается, заслуживает иного отношения. Утратив свою жэковскую официальность, Папанов открывает пианистке, акком­панирующей хору, свой секрет. Она искренне сочувствует уп­равдому, эта добрая старая пианистка (ее играла В. Токарская), она чувствует: он любит музыку и хочет петь и ради этого обман­ным путем образовал кружок из жильцов дома. А они вот толь­ко что ушли и навсегда разрушили его мечту. Надо видеть эту аб­солютную подлинность страданий смешного обманщика, кото­рую передает А. Папанов, не выходя из волшебных границ коми­ческого, но вводя туда все серьезное, переживание, вплоть до слез, готовых закапать из его доверчивых глаз. Следует затем полная комедийного вдохновения сцена пения управдома под аккомпанемент поверившей в силу его любви к музыке пианист­ки. Эпизод завершается так же четко, как он написан, но в нем возникает на сцене подлинно человеческое содержание: Папа­нов расширил роль, он сыграл в миниатюре судьбу самых про­стых людей, не отшлифованных заветным резцом культуры, но задетых ее обаянием и хранящих веру в возможность соприкос­новения с ней. Папанов здесь создал один из своих лучших об­разов, в котором дыхание комического отогрело какую-то скры­тую истинность жизни.
Но, в общем, весь спектакль — это цепочка миниатюр, где все было отработано для каждой пары (эпизоды были большей час­тью дуэтные), успех составляли еще и остро отточенные сатири­ческие моменты — к примеру, эпизод из семейной жизни: Н. Архипова и В. Козел; А. Ширвиндт, диктующий свое письмо сыну, который ведет такой образ жизни, что иначе как через записан­ное на магнитофон обращение отца к блудному потомку пере­дать не удается. И это было уже не смешно... или точнее — смеш­но сквозь скрытые слезы.

«Маленькие комедии большого дома» не демонстрируют се­креты комедии, а проникают вглубь природы комического жанра. Не знаю, думают актеры об этом, исследуют ли особенность сво­его изобразительного языка, но их художественное специальное образование было бы беднее, не ищи они ключи в мир комичес­кого. <...>

 


Фото месяца:
Андрей Миронов
 Андрей Миронов на эстраде (прислал olgerd27)

Песня о незнакомом певце

Re: А не порисовать ли нам?
myrkas: Боже мой! Какая прелесть. Просто солнечный рисунок. От него столько позитива, сколько от самого АА. Спасибо автору и В...

Re: Найдены новые снимки А.Миронова!
myrkas: Вот это эксклюзив!!! Спасибо огромное!!!...

Re: А не порисовать ли нам?
olgerd27: Такого рисунка кажется не было ранее. Найдено в Сети. Нарисовала некая Виктория...))...

Re: Найдены новые снимки А.Миронова!
olgerd27: В как вам вот такие фото?..))...

    Разработка: Alex Petrov    Написать веб-мастеру
Rambler's Top100  При использовании материалов ссылка обязательна!
 
Copyright © 2006-2022 AMironov.ru

1 2 3 4