«Я вынужден был идти дорогой, на которую я вступил, сам того не зная, и с которой сойду, сам того не желая...» (Ф и г а р о)


        Главная
 Новости
    Обновления
    События, анонсы
 Творчество
    Кино
    Театр
    Эстрада
    Музыка
    ТВ
    Радио
    Анимация
    Документальное кино
 Биография
    Детские годы
    Взросление
    Работа
    Зрелость
    Вечность
 Фотогалерея
    Семья
    Детство, школа
    Портреты
    На эстраде
    Друзья и коллеги
    Телевидение
    Музей
    Вне сцены
    На съёмках и репетицях
    Фотопробы, шаржи, автографы
    Открытки, афиши, билеты
    С обложек
    Разные фотографии
    Кадры из фильмов
    Семейные
    Эстрада
    ТВ
    Спектакли
 Книги и статьи
    Книги
    Пресса
 Общение
    Гостевая книга
    Форумы
    Клуб мистера Фёста
 Наши проекты
    Памятные места
    «Мироновский» календарь
    Слово Андрею Миронову
    Персоны
 О сайте
    Цель проекта
    Авторы
    Права
 Музей-квартира Мироновых
    Адрес

 

  Сайт открыт: 7 марта 2006 г.
  Просмотров: 19253133
 Новости Творчество Биография Фотогалерея Книги и статьиКниги об Андрее Миронове Общение

Книги и статьи => Пресса
Пресса об Андрее Миронове

    Рецензия. «Бремя решения», 1986



ШАГ НАВСТРЕЧУ
Октябрь 1962 года. Карибский кризис.
Какое решение примет в эти тревожные для всего человечества дни президент США Джон Кеннеди?
Об этом рассказывает новый спектакль Московского театра сатиры «Бремя решения» Ф. Бурлацкого.


22 ноября 1963 года в 12 часов 30 минут в Далласе был убит 35-й президент США Джон Фицджералд Кеннеди. В финале спектакля «Бремя решения» Ф. Бурлацкого, поставлен­ного В. Плучеком, режиссер и Андрей Миро­нов, исполняющий роль президента, как бы превращают реального героя в трагический сим­вол: его лицо в слепящем луче прожектора превратится в маску, в его глазах застынет вы­ражение скорби от несбывшихся надежд. На­дежд, за которые приходится платить жизнью.
Федор Бурлацкий, известный советский по­литолог, ученый и публицист, писал о Джоне Кеннеди и о времени его президентства — всем знакомы его статьи в «Литературной газете». В его недавней книге «Военные игры», посвя­щенной внешней политике США, есть страни­цы и о Карибском кризисе, о драматичнейших событиях октября 1962 года, когда мир был как никогда близок к ядерной катастрофе. Бурлац­кому хорошо известна глубина противоречий личности президента Кеннеди — это при нем началась война во Вьетнаме и Лаосе, это он не посмел остановить вторжение на Кубу в заливе Кочинос, это при его активном содей­ствии в Америке разразился истеричный «бум» по строительству атомных убежищ от советских ядерных ракет. Но ему известно и другое — в начале 60-х именно при президенте Кеннеди в политике США стало проявляться понимание того, что имперские амбиции могут привести к уничтожению рода человеческого, к исчезнове­нию жизни на нашей планете.
«Бремя решения»— документальная драма. Писатель дает волю воображению, но оно обуз­дано десятками изученных томов, среди кото­рых самые известные — мемуары ближайшего помощника президента Т. Соренсена, книга о карибском кризисе Роберта Кеннеди, воспоми­нания Пьера Селинджера.
В сегодняшнем политическом бытии легенда Джона Кеннеди волнует драматурга не мень­ше, чем подлинная его биография и судьба. Образ президента США, набравшегося муже­ства заявить, что мир на планете выше прочих ценностей, которые он может даровать своему народу, . это образ-надежда, которая долж­на превратиться в действительность перед ли­цом тотального уничтожения. При этом автор пьесы не расстается с горькой, тревожной поч­вой правды: любой президент США отстаивает позиции своего класса, испытывает давление могущественных сил, для которых конфронта­ция с СССР — главнейшее условие удовлетворе­ния материальных и моральных притязаний.
«Бремя решения» — не вполне привыч­ная для нашей сцены пьеса. Ее сухой, жест­кий язык, в котором больше дипломатиче­ских и военных терминов, чем метафор. Ее публицистическая дидактика, требующая от ис­полнителей верности авторской мысли в боль­шей степени, чем эмоциональной логике жизни персонажей, политический пафос, что бьется в каждом ее слове, ставят артистов в непро­стое положение. Как и то обстоятельство, что им приходится играть вполне конкретных лю­дей из руководства США, многие из которых живы и поныне, хорошо знакомы зрителям по десяткам, сотням фотоснимков и кадров кино­хроники. Достаточно прочесть список действу­ющих лиц и их исполнителей, чтобы понять, сколь трудно популярным актерам Театра са­тиры играть эти роли: ведь своя биография, свой образ здесь не только у персонажей дра­мы Бурлацкого, у артистов тоже. Судите сами: Джон Кеннеди — А. Миронов, Роберт Кеннеди — Ю. Васильев, Жаклин Кеннеди — Р. Этуш, Пьер Селинджер, пресс-секретарь Бе­лого дома,— А. Ширвиндт, Роберт Макнамара, министр обороны,— М. Державин, Эдгар Гувер, руководитель ФБР,— Г. Менглет, ге­нерал Тэйлор, председатель объединенного ко­митета начальников штабов,— С. Мишулин, генерал Пауэр — 3. Высоковский, Александр Фокин, советник посольства СССР в США.— Р. Ткачук и т. д., и т. п. За исключением вы­мышленного героя Р. Ткачука, все прочие — вплоть до певца Фрэнка Синатры (А. Диденко) — вполне реальные и знакомые люди.
Конечно, можно было разыграть события, что случились в Овальном зале Белого дома 26, 27 и 28 октября 1962 года, когда «кризис­ная группа», созданная президентом, решала, как ответить на размещение советских ракет средней дальности на Кубе (они оказались там, как известно, из-за постоянной угрозы амери­канского вторжения на остров Свободы, и из-за размещения аналогичных ракет на военных базах США в Турции) — в духе «деловой иг­ры». Но В. Плучек повел своих артистов путем куда как более сложным: ему было важно, что­бы решение конфликта поистине всемирно-ис­торического значения — а карибский кризис был именно таким событием — вырастало из столкновений интеллектов, характеров, поли­тических позиций живых людей. Режиссер не мог не понимать риска, на который он шел,— принципы психологического портретирования не распространены в пьесе на многих персона­жей —у Макнамары (М. Державин) или у ви­це-президента Линдона Джонсона (В. Ушаков) в тексте всего лишь несколько реплик. Законы, которые ставил над собой драматург, на мой взгляд, несколько отличны от тех, что постав­лены над собой режиссером, который пожерт­вовал жесткими темпо-ритмами, и поэтому спектаклю недостает энергии, существующей в пьесе. Но, пожалуй, В. Плучек доказал право по-своему распорядиться пьесой. Несмотря на досадные просчеты отдельных артистов, кото­рые, как С. Мишулин, например, используют уцененные штампы эстрадной сатиры полуве­ковой давности,— режиссер стремился не толь­ко продемонстрировать политическую логику поступков персонажей, но и помочь нам понять, почувствовать важную истину: конечно, «поли­тика делает людей», но и политику делают лю­ди. А у них, помимо выраженной социальной позиции, есть и груз общечеловеческих забот, есть представления о высших ценностях чело­веческого бытия, среди которых мир и жизнь — наиважнейшие.
В самом подходе к материалу театр пытает­ся воссоздать героев многомерно, объемно. И лучшие актерские работы этого спектакля — Кеннеди Андрея Миронова, Гувер Георгия Менглета и некоторые другие — подтвержде­ние этому.
Ни автор пьесы, ни театр не скрывают ак­туального значения своей работы. Это и не­возможно. После женевской встречи в верхах, после январского Заявления Генерального сек­ретаря ЦК КПСС М. С. Горбачева у мира по­явился новый шанс, шанс на то, что мы всту­пим в третье тысячелетие без войн и ядерного оружия. Конечно, за четверть века, что прошли со времени карибского кризиса, многое пере­менилось. Но мы не должны, не имеем пра­ва забывать о том, что в один из самых кри­тических моментов человеческой истории СССР и США прошли свою половину пути навстречу друг другу и сохранили жизнь на земле. Бре­мя решения породило высшую ответственность и высшую мудрость.
После женевской встречи в верхах на аме­риканских зрителей в конце 1985 и в начале 1986 года с новой силой обрушились бесчис­ленные поделки «массовой культуры», пугаю­щие советской угрозой, изображающие совет­ских людей кровожадными варварами.
...В центре Москвы в одном из лучших те­атров столицы состоялась премьера, рассказы­вающая о 35-м президенте США, сумевшем в решающий момент сказать «нет» военно-про­мышленному комплексу и заявившем о необ­ходимости искать новых путей в отношениях с СССР, путей взаимовыгодного сотрудничест­ва, а не конфронтации. И в этом — политиче­ская актуальность и ценность спектакля, в ко­тором живет надежда человечества на возмож­ность предотвращения ядерного апокалипсиса.
Шаг навстречу...

М. ШВЫДКОЙ

 


Фото месяца:
Андрей Миронов
 Андрей Миронов на эстраде (прислал olgerd27)

Песня о незнакомом певце

Re: А не порисовать ли нам?
myrkas: Боже мой! Какая прелесть. Просто солнечный рисунок. От него столько позитива, сколько от самого АА. Спасибо автору и В...

Re: Найдены новые снимки А.Миронова!
myrkas: Вот это эксклюзив!!! Спасибо огромное!!!...

Re: А не порисовать ли нам?
olgerd27: Такого рисунка кажется не было ранее. Найдено в Сети. Нарисовала некая Виктория...))...

Re: Найдены новые снимки А.Миронова!
olgerd27: В как вам вот такие фото?..))...

    Разработка: Alex Petrov    Написать веб-мастеру
Rambler's Top100  При использовании материалов ссылка обязательна!
 
Copyright © 2006-2022 AMironov.ru

1 2 3 4