«Я вынужден был идти дорогой, на которую я вступил, сам того не зная, и с которой сойду, сам того не желая...» (Ф и г а р о)


        Главная
 Новости
    Обновления
    События, анонсы
 Творчество
    Кино
    Театр
    Эстрада
    Музыка
    ТВ
    Радио
    Анимация
    Документальное кино
 Биография
    Детские годы
    Взросление
    Работа
    Зрелость
    Вечность
 Фотогалерея
    Семья
    Детство, школа
    Портреты
    На эстраде
    Друзья и коллеги
    Телевидение
    Музей
    Вне сцены
    На съёмках и репетицях
    Фотопробы, шаржи, автографы
    Открытки, афиши, билеты
    С обложек
    Разные фотографии
    Кадры из фильмов
    Семейные
    Эстрада
    ТВ
    Спектакли
 Книги и статьи
    Книги
    Пресса
 Общение
    Гостевая книга
    Форумы
    Клуб мистера Фёста
 Наши проекты
    Памятные места
    «Мироновский» календарь
    Слово Андрею Миронову
    Персоны
 О сайте
    Цель проекта
    Авторы
    Права
 Музей-квартира Мироновых
    Адрес

 

  Сайт открыт: 7 марта 2006 г.
  Просмотров: 19253133
 Новости Творчество Биография Фотогалерея Книги и статьиКниги об Андрее Миронове Общение

Книги и статьи => Пресса
Пресса об Андрее Миронове

    Рецензия. «Тени», 1987



М. Мурзина. Печальный водевиль.

Полукружье стены с выступами колонн. Все черное с золотом, тяжеловесное, монументальное. Парадный зал? Храм? Склеп? Оформление О. Шейнциса дает ощущение давящей пустоты. Давит вот эта зловещая парадность, блеск с оттенком казенщины. Не место здесь ничему человеческому—ни слову, ни чувству, ни поступку.
Обращение Московского театра сатиры к пьесе М. Салтыкова Щедрина «Тени» — уже событие. Обнаруженная в архивах писателя лишь в 1914 году, эта «драматическая сатира» ставилась крайне редко. В спектакле, поставленном Андреем Мироновым, главное не погоня за поверхностной и хлесткой злободневностью, а попытка вскрыть нравственный смысл пьесы.
Главную роль — преуспевающего молодого генерала, директора департамента Петра Сергеевича Клаверова, сгоряча увлекшегося идеей «просвещенной и добродетельной бюрократии»,- исполнил А. Миронов. Монологом Клаверова начинается и заканчивается спектакль. Одни и те ж слова о «тяжком времени», когда старое еще не отжило, а новое не пришло на смену, когда так трудно определиться человеку, звучат у актера по-разному В начале — как раздумье, не без искренности, как попытка высказать сокровенное. В финале —как пустая болтовня, заканчивающаяся опереточным триумфом оратора: его уносят на руках восторженные слушатели.
Что же произошло с Петром Сергеичем между двумя этим монологами? Приехал в столицу его давний приятель-провинциал, просит на службу устроить. Помочь может князь Тараканов, покровитель, старик-женолюб со своими причудами. Впрочем -есть выход — у приятеля Бобырева молоденькая жена-красавица...
Ах, Сонечка, Софья Александровна! Образ драматический, сложный. Молодая актрис Е. Яковлева в этой роли искренна, хотя пока ей не всегда удается, как писали в старину «выдержать тон» исполнения - чтобы ощущалась боль за эту провинциально-столичную Венеру. Статуя Венеры не случайно появляется на сцене, переливается золотом, сияет вечной идеальной красотой. А потом ее грубо и деловито разберут на части и унесут прочь: красота тут не для любования и поклонения — для интриги, для торга.
Вот уже и раскрутился «сюжет», задуманный Клаверовым — не зря же величал он интригу «властелином нашего времени».
Ну, а что же сам Петр Сергеич? В спектакле он сомневается чуть больше и чуть дольше, чем того требует жанр пьесы. Актер не то чтобы «приподнимает», но очеловечивает образ, а жанр не всегда выдерживает это, и в итоге трактовка роли не всегда соотносится с заявленной стилистикой спектакля, в лучших своих сценах доно¬сящего глубину и своеобразие щедринской «сумасшедше-юмористической фантазии».
...Сорвалось! Бобырев, пьяный, назовет («при обществе!») Петра Сергеича подлецом. Как горяч «идеалист» Бобырев (Б. Плотников) в своих обличениях! Но время-то, время не то: все уладится, главное — однажды и навсегда решиться не краснеть. И Петр Сергеич тоже ухитрится «блеснуть изворотливостью совести»: все происшедшее для него — всего лишь «проклятый водевиль, к которому странным образом примешалась отвратительная трагедия». Прав племянник князя Тараканова (отличная, гротескная работа А. Левинского): «в настоящее время - все мы, сколько нас ни есть, немножко не то, чтобы подлецы (упаси боже!), …а так... благоразумные люди!»
И впрямь — «современная идиллия»...

 


Фото месяца:
Андрей Миронов
 Андрей Миронов на эстраде (прислал olgerd27)

Песня о незнакомом певце

Женский монастырь
olgerd27: Фото из обозрения "Театральная Москва" за 1967 год....

Re: "Горе от ума". Новое фото
olgerd27: Спасибо! Супер! ...

Re: "Горе от ума". Новое фото
myrkas: Из диафильма "Театральная Москва 1976"...

Re: Андрей Миронов в спектакле "Клоп"
myrkas: Последнее...

    Разработка: Alex Petrov
Rambler's Top100  При использовании материалов ссылка обязательна!
 
Copyright © 2006-2023 AMironov.ru

1 2 3 4